«Я тогда словами скажу»

13 марта 2020 года состоялось рассмотрение апелляционной жалобы Главы Усть-Большерецкого района Деникеева Константина Юрьевича на решение Петропавловск-Камчатского городского суда по иску к главному редактору газеты «Общество и власть. Час Пик» Мылову С. А о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда.

Редакция располагает аудиозаписью суда. Так вот прослушав аудиозапись судебного заседания, было принято решение выставить некоторые моменты в ЭК без комментариев, чтобы, как говорится, «дурь всем видна была». Не благодарите))

Начало всей истории здесь:

Камчатские чиновники vs Население Камчатки

Камчатские чиновники vs Население Камчатки — 2: Ничего не вижу, ничего не слышу!

 

Ваша Честь, говорите громче, я плохо слышу 

*****

Судья:

— …. Права и обязанности понятны?

Мылов:

— Понятны.

Деникеев:

— Права понятны.

 

******

Судья:

— Заявления, ходатайства есть?

Представитель Деникеева:

— Мы просим приобщить к делу Устав Усть-Большерецкого района.

Судья:

— Этот документ что-то подтверждает или опровергает?

Представитель Деникеева:

— Да.

Судья:

— Что?

Представитель Деникеева:

— Нуууу… Прошлый Устав не соответствует действительности. Мы просим приобщить действующий.

Судья:

— Что изменилось в документе, который вы нам предлагаете?

Представитель Деникеева:

— Надо посмотреть пункт 14, статьи 10, часть 1. Там перечисляются полномочия… в сфере отходов.

 

******

Деникеев:

— Я хочу приобщить к делу мнение другого журналиста из центральной газеты.

Судья:

— Какие обстоятельства по делу доказывает или опровергает мнение другого журналиста?

Деникеев:

— Оно противоположное….

Представитель Деникеева-Деникееву (говорит что-то шепотом)

Судья:

— …. Ходатайство не поддерживаете к приобщению этого документа?

Деникеев:

— Вы знаете, вы погромче говорите, я плохо слышу. Я тогда словами скажу…

Судья:

— Всё понятно, ходатайство снимается.

 

******

— Истец (Деникеев) указывает, что личное мнение и оценочное суждение не соответствует действительности. Результатом проверки прокуратурой Усть-Большерецкого района установлено, что ответственность за свалки несёт иное должностное лицо, так как свалки расположены в границах Усть-Большерецкого сельского поселения, а не в границах Усть-Большерецкого муниципального района.

******

Судья:

— Ваши заявленные требования – опровергнуть?

Деникеев:

— Да.

Судья:

— Какие требования в суде первой инстанции вы заявили?

Представитель Деникеева:

— Извините, Ваша Честь, он глухой.

Судья:

— Объясните, в связи с чем заявлены такие странные требования – написать опровержение?

— …

Судья:

— Ну может ваш юрист, ваш представитель прокомментирует? Нет требования о защите чести и достоинства, деловой репутации, не говорится о распространении недостоверной информации. Просто надо написать опровержение.

Деникеев:

— Он меня, я считаю, оскорбил.

Судья:

— Оскорбление – это не предмет рассмотрения гражданского судопроизводства.

Деникеев:

— Деловая репутация у меня пострадала.

Судья:

— Вы Глава района. Вы публичное лицо. Как и судьи, к примеру. Мы всегда находимся под риском подвергнуться критике со стороны населения… И какое требование. Это не соответствует действительности?

Деникеев:

— Можно я скажу своими словами?

Судья:

— Пожалуйста.

Деникеев:

— Я являюсь специалистом в рыбном хозяйстве с большим стажем. И весь этот процесс я знаю. 47 лет я…

— Подождите, не надо своими словами. У меня вопросы сейчас процессуального характера. Какое требование заявлено, что это за ресурсы, кто владельцы этих ресурсов? Это вообще, что? Это что за требования такие? Поясните, пожалуйста.

Деникеев- своему представителю:

— (шепотом) Ты можешь сам сказать?

Представитель Деникеева:

— Ваша Честь, можно я? Затрудняется ответить мой доверитель.

Судья (листает бумаги и читает):

— «На сайте интернет, опубликованные на ресурсах». Что это?… Что это за ресурсы? Где обеспечение доказательства, что это было распечатано с этих ресурсов?

Представитель Деникеева:

— Истец просил о возложении обязанности…

Судья:

— На сайте информационно-телекоммуникационной сети Интернет в срок не позднее 10 дней с момента решения.. опубликовать на информационных ресурсах… А чьи это ресурсы?

Представитель Деникеева:

— Мы полагаем ответчика.

Судья:

— Вы полагаете или это доказано?

Представитель Деникеева:

— Мы считаем, что они ответчика.

Мылов:

— Материал опубликован мой. Один сайт из списка мой. Все остальные мне не принадлежат, и я не имею к ним отношения.

Судья:

— Вы просите обязать на этих сайтах опубликовать опровержение. Кого обязать?

Представитель Деникеева:

— Ответчика.

Судья:

— Но там указано много ресурсов. Вы хотите опровержение на всех. Кого обязать?

Представитель Деникеева:

— Ответчика.

Мылов:

— Остальные ресурсы мне не принадлежат!

Представитель Деникеева:

— Пусть доказывает это.

Судья:

— Подождите, распространение и кто распространил – доказываете вы.

Представитель Деникеева:

—  Мы полагаем, что эти все ресурсы принадлежат ему. Все ресурсы которые разместили эту статью, мы считаем принадлежат ему.

Деникеев:

— Можно я добавлю. 29 декабря после первого суда в Экспрессе была размещена информация о решении первого суда, празднуя победу. Прошелся там опять по мне…

Судья:

— Это не является предметом рассмотрения. Подождите. Экспресс-Камчатка – это чьё издание? Кто главный редактор? Кто владелец издания?

Деникеев:

— Это очень известная камчатская газета, её читают.

Судья:

— Всё понятно…Какое предложение, фразу или часть текста вы требуете опровергнуть?

Представитель (читает статью)

Судья:

— Вы сейчас читаете статью с какого ресурса?

Представитель Деникеева:

— С Час Пик.

Судья:

— Понятно…

 

Можно я словами скажу?

Судья:

— Прочитайте мне, пожалуйста, ваши уточненные требования. Где они? Где вы об этом просили? Например, прошу суд признать несоответствующими действительности такие-то и такие-то высказывания, в таких и таких-то изданиях, на таких-то ресурсах, опубликованные теми-то и, теми-то. Где это?

Представитель Деникеева:

— Истец просил обобщенно по результатам всех распечаток со всех сайтов.

Судья:

— У нас нет понятия «всех распечаток», вы понимаете? У нас есть конкретная публикация, конкретный владелец источника, конкретное лицо – автор, и конкретные требования. Что конкретно в каждом издании не соответствует действительности, порочит честь и достоинство, деловую репутацию?

Представитель Деникеева:

— Истец просил обобщенно по результатам всех распечаток со всех сайтов.

Судья:

— Понятно…

 

******

Представитель Деникеева:

— Истец полагает, что судом первой инстанции дано ошибочное толкование информации, распространённой ответчиком, и неправильно применена норма права. Оспариваемая публикация ответчика создаёт у читателя ложное впечатление о некомпетентном управлении со стороны Главы Усть-Большерецкого района в решении вопросов местного значения. Статьи способствуют формированию негативной оценки деятельности Главы, следовательно, порочат деловую репутацию Главы Усть-Большерецкого района. В отличие от оценочных суждений, мнений и убеждений которые… (бла-бла-бла-бла — на 3 минуты)

Судья:

— Скажите, пожалуйста, вы что зачитываете сейчас?

Представитель Деникеева:

— В своих прениях хочу обоснование почему мы с таким требованием обратились и почему…

Судья:

— Прения – это немножечко о другом. Что вы сейчас зачитываете? Апелляционную жалобу? Мнение заявителя относительно возражений ответчика? Вы что сейчас зачитываете? Позицию в суде первой инстанции?

Представитель Деникеева:

— В прениях хочу подчеркнуть и дополнить те доводы, которые были изложены в апелляционной жалобе, Ваша Честь.

Судья:

— В прениях… вы, наверное, уже знаете, уже высказав позицию в судебном разбирательстве, а вы сказали, что у вас всё изложено в апелляционной жалобе, вы просто оперируете доводами тезисно.

Представитель Деникеева:

— Прошу прощения тогда…

Судья:

— Вы сейчас приводите обстоятельства, которые мы сейчас не видим в материалах дела. Мы в апелляции находимся.

Представитель Деникеева:

— Я понял…

Судья:

— Поэтому объясните нам что вы читаете?

Представитель Деникеева:

— Если вкратце, хорошо.. Мы полагаем, что ответчик распространяет сведения, фактов незаконного бездействия главы, которые…

Мылов:

— Прежде чем написать эту статью, я туда дважды выезжал, я общался с жителями, и они мне всё это рассказали. Мне звонил Деникеев, он мне сказал, что всё видео поддельное… У нас есть федеральный закон «Об охране окружающей среды», а Деникеев утверждает, что этот закон на него не распространяется. Всё описанное — всё правда. Более того, по результатам этой статьи правительством Камчатского края была создана рабочая группа, стали принимать меры….

Деникеев:

— У нас было совещание в крае, там были представители многих ведомств. Я задал вопрос: у меня рыбные отходы. Будут. Их нельзя закапывать в землю. Ни одна свалка их не принимает. По решению Верховного суда, ликвидация рыбных отходов состоит из двух частей. Это сбор биологических отходов и утилизация. Утилизация может быть только ямы Беккера (tongue-out) имеется ввиду «яма Беккари» – скотомогильник- прим.ред), только путём сжигания, и обязанность утилизации как таковой возложена на Камчатский край. Поэтому я задал вопрос г-же Ништа – она промолчала.

Т.е. с одной стороны, я эти свалки, эти отходы куда-то довезти, с другой стороны – мне некуда. Край – не имеет возможности. Я тоже не имею ямы Беккера, я не имею мусоросжигательные заводы. Этим должен заниматься край. Третий способ утилизации рыбных отходов – это погрузка на баржу, с вывоз за 3 мили от российского берега, баржа должна быть оборудована открывающимся днищем, и в определенном месте эти отходы должны быть утилизированы. Насколько мне известно, такого на Камчатке нет. Получается — отходы на мне, принадлежат району, я за них отвечаю, администрация отвечает.. Где утилизировать? Я звонил Ниште. У них нет ничего. Естественная утилизация – это кушают медведи. Вы понимаете?

 

******

Источник  информации: https://express-kamchatka1.ru/sobytiya/29483-ya-togda-slovami-skazhu.html

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *